Вячеслав Гладков опустился до несусветной глупости

Новому губернатору Белгородской области не позавидуешь. Остается надеяться, он знал на что идет.


Об этом информирует Aferist.news со ссылкой на  moscow-post.su

"Пять строк" сермяжной правды о врио Белгородчины Гладкове

 

Этот звонок был, возможно, случайным, а стал в прямом смысле последним. Заставившим, наконец, все бросить, и сесть за эту статью. Задумана она была давно, еще месяц назад, а все времени не было, все откладывала: сначала это надо написать, и вот это должна в срок сдать…

Кстати, и задумана она была тоже после одного телефонного звонка. Так что круг замкнулся.

Часть 1-я. 30 дней, которые…

Итак, вчера позвонили по телефону и попросили принять участие в опросе ФОМа, потратить минут 15. Условие было одно: я должна быть жительницей Белгородской области. Признаться, это меня удивило, но потом все стало понятно.

Заказ на соцопрос был сделан, видать, местной властью, пытавшейся хоть таким способом попробовать узнать настроения местных граждан (задача минимум), и попытаться привлечь к себе их внимание, повлиять на них (максимум). Нетрудно было догадаться, что приурочен опрос был к «дате» — месяц как президент назначил Вячеслава Гладкова врио губернатора. Это, во-первых.

Вопросы и предлагаемые ответы к ним были составлены столь глупо… (Слова «некорректно», «недопустимо», «непрофессионально» и прочие синонимы не подходят – вопросы и до этого уровня не дотягивали, именно глупо). Что стало ясно: да, это кустарное производство, местные «спецы» приложили ручку. Они старались, все сделали, как могли и как привыкли. Опрос провели, народ в восхищении! Это, во-вторых.

И мне от всей души было жаль девочку Юлю, которая задавала эти вопросы и требовала только те ответы, что предлагала. Ни вправо, ни влево не шагнуть. Впрочем, мне это удалось – выйти из колеи, в которую всех загоняли. Интересно, что с опросом на самом-то деле случилось?

Судите сами. Ну, как можно ответить на вопрос вроде такого: какие отзывы вы слышали от белгородцев о новом врио? Он – хороший? Плохой? Все. А я отвечаю: мнение — никто и никакой. А девочка требует. А я ей объясняю: человек только-только появился в области, он никого не знает, его никто не знает, никто не может ответить на этот вопрос, как требуете вы – если врать не хочет – хороший или плохой? Да он еще ничего не сделал! Ни хорошего, ни плохого! И мнения о нем люди не составили, не могут. Все, с кем я общаюсь, говорят именно так: никто, никакой.

Или: Гладков будет защищать интересы Белгородской области перед федеральным центром? Да или нет?

Да откуда я знаю? И кто это может знать сейчас, заранее? Не знаю и никто не знает, судить можно будет только по конкретным делам.

(И подумала: старая песня о главном? Белгородцам десятилетиями внушали, что губернатор Савченко отстаивает перед Кремлем интересы области! Ну, все силы положил на это, сражается, аки лев. А что, у области и страны могут быть разные интересы? И в угоду кому тогда губернатор расплодил фантастическое число свиней, которые загадили всю область?!).

Еще вопрос: вы знаете, когда будут выборы? Назовите дату. Знаю, в единый день голосования, в сентябре 21-го. Вы проголосуете за Гладкова? Да или нет? Не знаю, пусть поработает, тогда можно будет составить мнение о нем и решить: отдать свой голос за него или нет. А девочка настаивала: да или нет? Да невозможно ответить на этот вопрос!..

И еще: что вы узнали из прессы, из интернета о Гладкове? Хорошее или плохое? Да ничего не узнала! В федеральных СМИ о нем ничего — он один из 85 глав регионов, только начинает, пока никому неинтересен. Местные творцы новостей – лживы и даже не смешны, «вылизывали» Савченко, теперь «вылизывают» врио. Ох, как бы он не поскользнулся… Что можно из них узнать о том, что происходит в реальности в области? Ни-че-го. Да им давным-давно уже никто и не верит.

Кто знает всю правду о Гладкове?

…Вопросов было много, они оказались для меня, как профессионального журналиста, полезными. Я теперь представляю, в каком окружении оказался врио Гладков. И вы, мои читатели, теперь тоже представляете.

Соцопрос, который я превратила в интервью, занял у нас, наверное, полчаса. Я не зря потратила время: девочка Юля поняла, что такое социологический опрос, и как нельзя его проводить, а я получила информацию к размышлению и материал для статьи.

Ах, да. Интересно, а какие результаты «соцопроса» положат на стол врио. Глянуть бы…

Вот такая прямая линия, понимаешь!

Честно говоря, не понимаю: почему скандал, случившийся неделю назад на первой «прямой линии» врио губернатора с белгородцами, всех так удивил? Вот не случись он – это и в самом деле было бы удивительно! (И речь сейчас не о технических сбоях и неполадках).

Суть его проста. Жительница Шебекинского района дозвонилась и задала неприятный для властей вопрос о жилье для сирот, о его качестве. Но ее услышали только телезрители – их отключить не смогли, ее заставить замолчать – тоже не смогли. И тогда… отключили врио, который находился в телестудии. Там вырубили звук! Он вопрос не услышал!

Скандал получился – первый сорт, на всю область, живо обсуждаемый!

«Ась?… Я вас не слышать»

Ну, а я задам и вовсе очень неприятный вопрос: а разве можно ожидать другого от людей, которые по сути давно простились с профессией журналиста и превратились в официантов? Заказ принять, на полусогнутых быстренько исполнить и подать! Годами и десятилетиями местные «коллеги» пресмыкались, угодничали и заискивали – только бы губернатор Савченко, все другие начальники остались довольны.

И с новым врио они работают ровно так, как привыкли, как приучены.

Посмотрите, как в местной прессе о нем пишут. Там только фамилия другая, вместо Савченко — Гладков, остальное – все то же. «Врио Гладков активно общается», «врио Гладков покорил белгородцев», «врио Гладков покоряет не только словами, но и делами»… Согласитесь, даже и не смешно. Просто противно.

Но дальше случилось и вовсе доселе в «святом Белогорье» невиданное. Вячеслав Гладков оказался тем еще орешком. Сразу после этой «загогулины, понимаешь» он узнал о случившемся. Значит, местные «заботливые люди» его в плотное кольцо еще не взяли. Раз. Он сразу же сам перезвонил женщине. Два. Пообещал подъехать к ней (без журналистов) – а не предложил ей приехать в Белгород. Три. И приехал! Четыре.

Чистая победа врио, всухую обыграл и как красиво.

Остается дождаться самого главного – что будет с жильем для сирот?

Кстати

Хорошо, что не получилось, как с личным приемом врио. Не знаю, кто так старательно отбирал для него граждан, которых он должен принять, но отобрал со знанием дела: ничего серьезного, всякая мелочевка. Она тоже важна, но… Смотрите:

— почему школьный автобус перестал заезжать на нашу улицу? (Корочанский район),

— надо убрать «перильное ограждение» (Белгород),

—  во дворе паркуются фуры магазина «Магнит» (Белгородский район).

И как апофеоз: отменить неправильные решения судов (Белгород).

Можно из всего этого представить себе общую картину того, чем живет область? Главные – общие для большинства жителей — проблемы? Решением которых заняться надо немедленно?

«Отборщики» были заняты, видать, другим, как не испортить настроение врио. Ну, и себе. Правда, один важный вывод уже можно сделать: чиновники, районные депутаты и прочие общественники на местах не работают. Они живут своей жизнью, население – своей.

Одолжите компромат на Савченко! Вам жалко?

Хитрее всех оказалась некая Анжелика Заозерская (или Заозерная? не помню, да это неважно).

Она работала в газете «Белгородские известия» как раз тогда, когда губернатор Савченко велел посадить меня, журналиста «Белгородской правды», депутата Белгородской областной думы, чтобы не допустить моего переизбрания, чтобы заткнуть раз и навсегда. Много денег, огромные деньги я заставила вернуть его назад в бюджет.

(Чего стоит одна эпопея с детскими пособиями, которые не выплачивались в области долгие годы. У меня ушло года два, но я добилась, чтобы и все долги родителям вернули, и платить начали. А история со Стойленским ГОКом! Савченко по-тихому разрешил его владельцам не платить некоторые налоги, и они их не платили много лет. Сумма с пеней составила четверть миллиарда! Больше года у меня ушло на борьбу с ним, с коллегами из облдумы, с прокурором области. Но я добилась – долги по налогам вернули в бюджет!).

А я уже сидела на скамье подсудимых. Тогдашний прокурор области Кондрашов по команде сфальсифицировал на меня аж 3 уголовных дела!

И вот эта самая Анжелика, отрабатывая свои «30 сребреников», строчила про меня гадости в свою газетку из зала суда! Если честно, я не читала и не собиралась. Но это читали другие. И пытались пересказывать мне… Никто не верил ей, но это было.

Она оказалась хитрее всех, и первая позвонила мне еще год назад или больше. Причем сначала мне позвонил коллега и спросил, может ли он дать ей мой телефон?

И она позвонила. И попросила у меня… Нет, не прощения. Как ни в чем не бывало она затеяла «светскую беседу», сказала, что давно уже тоже в Москве, сейчас в «Комсомолке» (ну, этим гордиться нельзя. Немецкая Bild, которую нам в студенческие годы приводили в пример как образец западной «желтой прессы», и в подметки не годится этой «Комсомолке». Просто сама чистота и невинность по сравнению с ней).

Итак, она попросила у меня… компромат на Савченко. Всем ясно было, что седьмой срок ему досидеть до конца не дадут, надо готовиться. Вот дамочка дальновидно и решила быть готовой первей других. Ей все равно, кого поливать грязью, лишь бы платили.

Ну, а когда с месяц назад мне позвонила из Белгорода представительница одного издания и попросила компромат на Савченко, я удивилась только одному: теми же самыми словами, что и Анжелика За… как ее там.

Через пару недель я приехала в командировку в Белгород и специально потратила время, сходила в ту редакцию. Мне объяснили на пальцах: у вас такие статьи! Вы даете нам свои статьи и прочий «компромат», мы их пересказываем, ставим фамилию своего «автора». Они выяснили, оказывается, что это очень выгодно, это привлекает читателей, и они хотели с правительством областным деловые отношения завязать…

Объяснять им, что я – журналист, что компромат никогда ни на кого не собирала, было лишним. И что за каждой статьей – большой труд, недели, а то и месяцы сбора материалов, встречи с людьми, поиск документов, это объяснять им я тоже не стала. Все равно не поймут.

Евгений Савченко. Ну, что? Нашли на меня «компромат»?

Сказала я только одно: статьи свои могу дать, но они должны быть опубликованы в оригинальном виде и под моей подписью, чужие бездарные пересказы меня не интересуют. Не говоря уже о том, что не надо им устраивать пляски на чужих костях. Вы «вылизывали» Савченко, когда он был в силе, а теперь, когда он – сидит в Совете федерации, вы «осмелели».

А сама? А у меня есть моральное право. Я писала тогда честно, пишу сейчас. Я за свои убеждения вместо того, чтобы стать миллионером, пошла в тюрьму. Я согласна с Глебом Жегловым: «Вор должен сидеть в тюрьме!».

А вы не знаете, что на самом деле творилось в области? Вы никогда правду не писали, вы на все закрывали глаза, лгали своим читателям!

Один из сотрудников, кажется, оскорбился:

— А вы нас читали?

— Нет. А что, у вас можно было прочитать? И чего бы я не знала?

Молчание…

Представляю, что там началось после моего ухода.

И все-таки белгородские труженики пера и топора меня сразили. Пока я была неделю в Белгороде, ко мне с просьбой дать компромат на Савченко обратились представители еще трех изданий.

Сами догадались? Или команду получили?