«Рефтинскую» ждут серьёзные испытания

Похоже, в правительстве Свердловской области не на шутку заинтересованы в банкротстве птицефабрики «Рефтинской», что может обернуться крупными рисками для БКЗ и стать серьёзным испытанием для всех птицефабрик и свиноферм региона.Об этом информирует aferist.news со ссылкой на  gosrf.ru
Ситуация в агропромышленном секторе Свердловской области остаётся странной. В апреле в список системообразующих организаций России вошло около 20 свердловский компаний, среди которых лишь птицефабрика «Рефтинская» оказалась ориентированной исключительно на сельхозпродукцию. Рядом в перечне особого внимания разместились в основном металлургические и промышленные предприятия области: РМК, УГМК, Северский трубный завод и т.д. Из-за этого вдвойне ценен факт того, что даже федеральные власти признали важность этой крупнейшей птицефабрики Среднего Урала для страны и родного региона.

Попасть в список системообразующих компаний в условиях пандемии коронавируса и обвала цен на нефть – это гарантия государственной помощи в случае необходимости. При продлении карантина и ухудшении экономической ситуации вошедший в перечень бизнес может рассчитывать на необходимую финансовую помощь от федеральной и региональной власти. Из всех свердловских агропромышленных предприятий только птицефабрика «Рефтинская» удостоилась такой чести. Хотя из 2019 года она вышла с убытком в 213,9 млн рублей (!). Неужели это тот редкий пример, когда власть помогает наиболее нуждающемуся?

Ситуация парадоксальная, потому что правительство Свердловской области за последние годы несколько раз пыталось избавиться от стратегического актива, включая «Рефтинскую» в план приватизации госимущества. В 2017 году птицефабрику хотели продать за 700 млн рублей, но помешали депутаты Законодательного Собрания, оценившие её вдвое дороже. Затем птицефабрику вновь внесли в программу управления госимуществом на 2019 год, рассчитывая реализовать актив вместе с санаторием «Курьи» за 1,5 млрд рублей. Фабрику «Рефтинскую» на этот раз оценили в 1 млрд. рублей. В 2020 году вместе с «Рефтинской» региональное правительство предложило бонусом приватизировать 40% акций птицефабрики «Свердловская» за 3 млрд рублей. В глаза бросается упорство, с которым региональная власть пытается избавиться от этого крупнейшего свердловского производителя полуфабрикатов из птицы.

Себе в убыток

Заинтересовавшись причинами нерентабельности «Рефтинской», мы изучили годовую бухгалтерскую отчётность птицефабрики (в распоряжении редакции). Оказывается, себестоимость её товара по сравнению с 2018 годом увеличилась на 9%, а продажи ушли в убыток на 97,3 млн. рублей.

Причин несколько, одна из которых снижение средней цены на реализацию продукции птицеводства. Особенно мяса тушки цыплят бройлеров. С 2017 года рынок птичьих мясопродуктов перенасыщен из-за наращивания производственных мощностей других предприятий. Это привело к отрицательной динамике цен. В 2019 году многие производители демпинговали ценами и продавали товар дешевле, чем годом ранее. Бухгалтерия «Рефтинской» подсчитала, что из-за этого предприятие недополучило прибыль в 728 млн рублей.

Логичным в такой ситуации было уменьшить расходы, но по отношению к 2018 году они наоборот увеличились. Дороже вышли обязательства перед банками. За обслуживание кредитов предприятие заплатило на 14% больше, чем в 2018 году – 113 млн рублей. Сумма кредиторской задолженности птицефабрики «Рефтинской» на конец 2019 года составила 1,1 млрд рублей (!), которую до сентября 2022 года всё равно нужно каким-либо образом покрыть. Возможно, из-за карантина предприятию удастся добиться реструктуризации займов и отложить погашение долга ещё на несколько месяцев. По крайней мере, пока есть такая возможность.

Однако хуже кредитов на финансовую стабильность птицефабрики повлияли завышенные цены на комбикорма. Отчетность за 2019 год показала, что на закупку кормов обошлась «Рефтинской» на 300 млн рублей дороже прошлогодней. К таким тяжёлым последствиям привел рост цен за килограмм корма на 2,58 рублей – малозаметные для потребителя, но ощутимые для производителей. За счёт этой наценки за год себестоимость птичьих полуфабрикатов выросла на 9%. Если бы этого не произошло, «Рефтинская» не ушла бы в убыток, закончив год со скромной, но прибылью. И это удивительная ситуация, потому что корма фабрика закупает у свердловских предприятий, находящихся в собственности областного правительства.

Стиль управления

Основным поставщиком комбикормов для птицефабрики «Рефтинская» является Богдановичский комбикормовый завод (БКЗ), контрольный пакет акций которого принадлежит правительству Свердловской области. В составе Совета директоров предприятия семеро из девяти – чиновники МУГИСО и Минагропрома. Им никто не мешал принять решение, которое бы не повлекло за собой убытки местных птицефабрик. Однако цену на корма они решили повысить.

Советом директоров комбикормового завода также в декабре 2019 года был утверждён план экономическо-хозяйственной деятельности до 2022 (есть в распоряжении редакции), согласно которому БКЗ сокращает производство. Предложение по комбикормам снижают на 5%, белково-витаминного минерального концентрата станет меньше на 17%, а премиксов – на 31% (!). Одновременно в течение года запланировано падение чистой прибыли на 100 млн рублей – до 97 млн. Ещё до коронавирусного кризиса комбикормовый завод вдруг целенаправленно вдвое занижает общую рентабельность – с 4,4% в 2019 году до 2,2% в 2020. И сокращает производительность труда сразу на 15%.

Тут неожиданно в плане экономического развития комбикормового завода появляется птицефабрика «Рефтинская» – проблемный контрагент, из-за долгов которого страдает экономика БКЗ. Более того, в документе подчёркивается, что дальнейшие поставки комбикормов крупнейшей птицефабрике под вопросом «ввиду финансового положения птицефабрики и наличия просроченной дебиторской задолженности перед комбикормовым заводом». Круг замкнулся. Непонятно, почему региональные чиновники из состава директоров обоих предприятий не могут договориться между собой, прекрасно владея информацией о состоянии дел на производствах. Фактически только от их решений зависят финансы этих сельхозпроизводителей.

Чем больше документов в нашем распоряжении, тем больше вопросов к руководству БКЗ. Вместе с рецессией производства комбикормовый завод зачем-то направляет 1,5 млн рублей в год на рекламу. Хотя 95% его продукции распределяется между местными сельхозпредприятиями, которые итак готовы покупать богдановичские комбикорма. Если завод из-за задолженности крупнейшего покупателя начинает испытывать трудности, перестает выплачивать акционерам дивиденды, то непонятно, зачем в такой ситуации спускать деньги на рекламу, которая ничего кардинально не изменит. Вызывают вопросы расходы на обучение персонала. Зачем кого-то учить, если работы становится меньше?

Зато у чиновников в составе Совета директоров БКЗ нет вопросов и претензий. Их также не настораживают увеличивающиеся зарплаты при прогнозируемом многомиллионном сокращении прибыли. Среднемесячный прирост по зарплатам заложен в 8%. Не столько у всех сотрудников, сколько у одного гендиректора комбикормового завода Виктора Буксмана. Его годовая зарплата при сокращении производства в 2020 году почему-то наоборот должна вырасти на 188 тыс. – до 5 млн рублей (!). На 4% увеличен доход у заместителя директора и бухгалтера. И это считается нормальным, хотя сам завод теряет миллионы.

Не пугает чиновников из Совета директоров интерес руководства БКЗ к банкам, у которых комбикормовый завод планирует взять в 2020 и 2021 гг. кредиты на 350 и 250 млн рублей соответственно. Сложно при таком управлении оценить необходимость этих займов. Как и то, не окажутся ли в дальнейшем эти обязательства перед банками слишком обременительными для комбикормового завода. Но если дело дойдёт до банкротства БКЗ, все агропромышленные предприятия области окажутся в затруднительном положении. Решать вопрос с поставками кормов придётся не только птицефабрикам, но и свинокомплексам, которые также рискуют оказаться жертвами разорительного управления.